Previous Entry Share
Начало катастрофы (часть третья)
vemasi

В ночь с 04 на 05 февраля 1993 года армянские формирования, перейдя в наступление на Агдеринском направлении, захватили села Чылдран, Погосогомер, Вагуас и Арутюнагомер. Наступление армянских войск стало полной неожиданностью для командования азербайджанских войск в Агдеринском районе. Под их ударами наша оборона начала рассыпаться.

05.02.1993 года командир 703 бригады Н.Садыхов позвонил командиру 2 армейского корпуса С.Гусейнову и сообщил, что обстановка напряженная и нужны подкрепления. По приказу № 111 С.Гусейнова в Агдеринский район из Сейфалы, Гянджи, Агдама и других участков фронта были переброшены 1 МСБ 123 МСП- командир Д.Гаджиев, 130 ДШБ - командир Р. Магомедов, 778 ОСН - командир З. Мамедов, 1 МСБ 701 МСБр - командир А. Ганизаде, танковый батальон в/ч 032- командир А. Байрамов. Для общего руководства этими силами, в Агдеринский район выехал начальник штаба 2 АК полковник И.Асланов. В районе БД в подчинение И. Асланову были переданы также роты полиции Тертера, Барды и Товуза. Прибыл и сам командир 2 АК С. Гусейнов. Напутствуя бойцов в бой, он приказал «Умрите, костьми лягте, но закройте брешь между Вагуасом и Арутюгонамером!».

Перейдя в наступление ночью с ходу по прибытии, 1 МСБ 123 МСП и ТР в/ч 032 отбили у противника Вагуаз и заняли его к утру 6-го февраля. В ходе ожесточённого боя под сильным снегопадом, длившегося весь день 6-го февраля, нашим войскам удалось занять, высоты, окаймляющие Арутюнагомер с юга. На следующий день, 7-го февраля, при помощи подошедшего 1 МСБ 701 бригады, наши возобновили атаку и смогли отбить также и Арутюнагомер.

Одновременно, на направлении Чылдран-Погосогомер, силами танковой роты в/ч 032, 778 ОСН, 130 ДШБ и рот специального назначения полиции под общим командованием И.Асланова, в ходе боев 7-9 февраля 1993 года отбили у армян Погосогомер и взяли под свой контроль высоты севернее Чылдрана. В этом бою И. Асланов был тяжело ранен, из-за чего уже не смог далее исполнять обязанности начальника штаба корпуса.

Таким образом, к 09.02.1993 года, линия фронта в Агдеринском районе стабилизировалась. Однако после, случились некоторые события, которые оказали влияние на ход боевых действий и привели к тому, что одно неудавшееся наступление, превратилось позже в политическое событие с катастрофическими для Азербайджана военно - политическими последствиями.

09.02.93 в вечернем выпуске новостей было оглашено Заявление НФА, подписанное председателем исполкома НФА Фараджом Гулиевым. В этом Заявлении Сурет Гусейнов обвинялся в том, что перед наступлением армян преднамеренно вывел из Агдеринского района войска и тем самым умышленно оголил фронт, совершив измену Родине. Это заявление НФА от 09.02.93, в котором Сурет Гусейнов фактически обвинялся в измене, взорвало ситуацию в стране. Началось противостояние Сурета Гусейнова и власти. Сам Фарадж Гулиев был назначен председателем исполкома НФА только 08.02.93 и до этого работал в Нахичеванском отделении НФА. Как он, прибыв в Баку из Нахичевани только 08.02.93, умудрился за один день разобраться в обстановке на фронте в Карабахе и сделать выводы об измене командира корпуса, так и осталось непонятным. Сам факт того, что одна из политических партий даёт оценку войсковым операциям и действиям командиров, при этом приклеивая ярлык предатель (без проведения надлежащего расследования компетентными органами) командиру корпуса, является, наверное, уникальным фактом в истории.

В качестве доказательства приводилось боевое распоряжение № 108 о выводе 123 МСП. Впоследствии это распоряжение было опубликовано в газетах. Как секретный приказ попал в руки руководителей НФА, которая была одной из политических организаций и в руки представителей СМИ, так и осталось загадкой. В чем заключалась измена в связи с изданием этого приказа Суретом Гусейновым, также осталось тайной. Никаких внятных объяснений не последовало. Фактически проводилась обычная перегруппировка войск. Ведь 123 МСП был переброшен в Агдеринский район в конце декабря 1992 года как раз для участия в январском наступлении. После окончания наступления и понесённых тяжёлых потерь, полк выводился обратно в место постоянной дислокации в г.Гянджу. Никаких частей или подразделений 703 бригады, которая постоянно занимала оборону в Агдеринском районе на своих старых, хорошо знакомых рубежах, не выводилось. Скорее всего, правительство ждало удобного повода чтобы избавится от Сурета Гусейнова и Рагима Газиева и поэтому решило воспользоваться неудачами наступления на фронте, чтобы свалив всю вину на них, убрать их с политической сцены. Насколько реальные были опасения правительства о возможном военном перевороте со стороны Газиева - Гусейнова, сейчас судить сложно. В своём интервью, генеральный прокурор Азербайджана при правительства НФА Ихтияр Ширинов, утверждает, что отделом МНБ по г.Гяндже был перехвачен телефонный разговор между командиром 104 ВДД генерал-майором Щербаком и министром обороны Рагимом Газиевым, в котором они обсуждали возможный военный переворот[1]. Экс-госсекретарь Азербайджана Панах Гусейнов, также утверждает, что имеются перехваченные телефонные переговоры между Р.Казиевым и генералом Щербаком и П.Грачевым, в ходе которых обсуждалась возможность военного переворота. При этом, как утверждает П.Гусейнов, телефонные переговоры с П.Грачевым и помощником П.Грачева, Р. Газиев вёл из кабинета генерала Щербака. И эти телефонные переговоры были озвучены на закрытом заседании Милли Меджлиса 19.02.1993 г., после озвучки этих телефонных переговоров Р.Газиев подал в отставку[2]. В свою очередь Р.Газиев утверждает, что такой разговор у него с Щербаком был, но этот телефонный разговор был 08.02.1993 г., и звонил он из Агдеринского района исключительно с просьбой о помощи и разговор был следующего содержания: «Я сказал генералу Щербаку: «Щербак, дорогой! Я прошу тебя, помоги мне. У меня нехватка боевой техники и боеприпасов». В ответ он мне сказал: «РагимГасанович, ты хочешь спасти положение, а ваше руководство хочет тебя уничтожить». Я ответил: «Щербак я прошу, помоги мне силами и средствами, мы подправим положение в Агдере, а со своими я сам разберусь»[3]. Вот как описывает те события известный историкАриф Юнусов:«Русские под командованием Щербака в Гяндже начали подготовку для Сурата Гусейнова двух десантных бригад для штурма Степанакерта. Но узнав о завершении подготовки десантных бригад, в Баку окружение Эльчибея перепугалось, что в случае если Сурат возьмет Степанакерт и завершит победоносно войну, то он точно будет президентом страны. И тогда произошел кризис: в январе 1993-го началось наступление Сурата («Фаррухская операции»), эти бригады прорвали фронт, армяне побежали. Но фланги наших частей вопреки плану не поддержали Сурата, более того, армяне как позже выяснилось, были в курсе нашего плана. Они быстро пришли в себя и нанесли удар с флангов, Сурат все понял и вывел свои части назад в Гянджу, потребовав разобраться, кто сообщил армянам план наступления. В ответ в Баку все свалили на него и в итоге возник кризис[4]». Сам Сурет Гусейнов, внезапную атаку на него со стороны НФА объяснял тем, что правительство НФА хотело пойти на сепаратный мира армянами, а он был против. Кроме того он отрицал преднамеренный вывод войск из Агдеринского район. По его словам была выведена только часть личного состава 123 МСП, а вся техника была оставлена 703 бригаде. Кроме того, данные передислокации проводились в рамках перегруппировки сил, так предполагалось также вывести из Агдамского района для переподготовки 708 бригаду, для чего в Агдамский район было переброшено 2800 военнослужащих, которые должный были занять позиции бригады после ее вывода[5].

В момент этого оглашения этого заявления НФА, замминистра обороны А.Гумбатов, находился в кабинете начальника генштаба Нуреддина Садыхова. Услышав это заявления, Н.Садыхов позвонил заместителю председателя телекомпании АзТВ Сафару Алышарлы и спросил его, кто разрешил передать это заявление в эфир. Примерно через полчаса С.Алышарлы прибыл в кабинет начальника генштаба Н.Садыхова и привёз копию заявления НФА. На заявлении стояла резолюцию, поставленная кем-то из правительства, разрешающая передать это заявление в эфир.

Вечером 09.02.93, в Гяндже прошла встреча министра внутренних дел И.Гамидова и министра обороны Р.Газиева с С.Гусейновым, на которой они оба сказали, что они не в курсе этого заявления, а И.Гамидова пообещал С.Гусейнову, что поедет в Баку и разберётся с теми, кто сделал это заявление. В ночь с 9 на 10 февраля 1993 года, в гостевом доме в Гяндже прошла встреча президента Эльчибея и С.Гусейнова, на которой Эльчибей также сказал, что он не в курсе этого заявления и по прибытии в Баку разберётся в этом деле.

12.02.93 в Баку прошла встреча между Эльчибеем и С.Гусейновым, в ходе которой С.Гусейнов ещё раз повторил, что он никаких предательств не совершал и потребовал отзыва заявления НФА. В его присутствии Эльчибей позвонил председателю исполкома НФА Ф.Гулиеву, после разговора с которым сказал С.Гусейнову, что Ф.Гулиев отказывается отзывать своё заявление и в сложившихся условиях будет лучше, если С.Гусейнов подаст в отставку, а взамен Эльчибей его назначит председателем концерна «Азершерсть». В этот же день указом президента было ликвидировано полномочное представительство президента по Карабаху и окрестным районами. С.Гусейнов был отстранён от командования 2 АК на время расследования. С учетом того, что начальник штаба корпуса И.Асланов был тяжело ранен и находился в госпитале, после отстранения С.Гусейнова от должности комкора, 2 армейский корпус фактически остался без командования.

Через несколько дней прошло в президентском аппарате произошло расширенное заседание с участием руководителей силовых структур. На это совещании с резкой критикой против руководства минобороны и С.Гусейнова выступили министр внутренних дел И.Гамидов, госсоветник А.Гаджиев, госсекретарь П.Гусейнов, министр иностранных дел Т.Гасымов, которые обвинили С.Гусейнова в преднамеренном выводе войск, в том, что в минобороны бардак, руководство минобороны не справляется со своими обязанностями. Первый замминистра национальной безопасности С.Акпер обвинил руководство минобороны в подготовке секретных групп для переворота. В качестве доказательства им была приведена концепция минобороны о создании секретных диверсионных групп(данная концепция была подготовлена замминистра оборона А.Гумбатовым), которые должны были быть переброшены в Нагорный Карабах в тыл противника. Для подготовки этих групп в различных регионах Азербайджана были секретные центры подготовки этих групп(лес Пиргулу, полигон Истису в Астаринском районе и т.д.), в эти центры были собраны лица, владеющие армянским языком, которые проходили спецподготовку. Руководителем данной секретной операции был назначен замминистра обороны А.Гумбатов. Со слов С.Акпера - эти группы готовились для свержения власти.

19.02.93 было проведено закрытое заседание Милли Меджлиса, на котором обсуждалось положение в Азербайджане и на фронте. На это заседание были приглашены министр обороны Р.Газиев, заместители министра обороны А.Гумбатов и В.Мусаев. На этом заседании со стороны власти руководство минобороны было обвинено в неспособности вести войну, а министр обороны в связях с российскими военными (были оглашены телефонные переговоры Р.Газиева с командованием 104ВДД) и в подготовке свержения власти совместно с российскими военными. После этих обвинений, Р.Газиев вышел на трибуну и заявил о том, что подаёт в отставку.

20.02.93 указом президента Р.Газиев был освобождён от должности министра обороны, на его место министром обороны был назначен генерал-майор Дадаш Рзаев, который до этого командовал 1 АК. 23 февраля 1993года на расширенной Военной Коллегии минобороны, на которой присутствовал и президент Эльчибей, командиром 2 АК был назначен генерал-майор Рафик Агаев; начальником штаба полковник Нусрет Намазов (бывший командир 706 Кубатлинской бригады, ранее арестованный руководителем 2АК за обман и невыполнение приказа и освобождённый от занимаемой должности). Примечательно, что на этой же коллегии, должность Командира 2 АК была предложена президентом Эльчибеем и полковнику Сафару Абиеву, с присвоением звания генерал-майор, но полковник Абиев категорически отказался. Зоной ответственности 2 АК были определены Кубатлинский, Зангеланский, Джебраильский, Физулинский, Агджабединский, Агдамский районы. Штаб 2 АК был размещён в г.Агджабеди.

Командиром 1 АК на этой же коллегии был назначен командир 703 Тер-Терской бригады - полковник Наджмеддин Садыхов, с присвоением звания генерал-майор и условием, что вернёт под контроль Вооруженных Сил Азербайджана, потерянные в Агдеринском районе позиции и контроль над стратегически важной дорогой Тертер- Кельбаджар. Командиром 703 Тер-Терской бригады был назначен полковник А.Мехтиев, до этого бывший начштаба 708 бригады. Зоной ответственности 1 АК были определены север Лачинского района, Кельбеджарский, Агдеринский и Тер-Терский районы. Штаб 1 АК был размещён в г.Тер-Тер.

На самом фронте в это время, продолжалось наступление армянских войск. После контрудара азербайджанских войск 7-9 февраля, армянские войска провели перегруппировку своих сил и 16 февраля 1993 года ими была начата новая атака. 17-18 февраля им удалось вновь захватить села Погосогомер и Кочогот. 19 февраля ими были захвачены села Вагуас, Арутюгонамер и Дрмбон(Хейвалы). 20 февраля им удалось захватить село Гозлу Кёрпу, после чего, переправившись через реку Тер-Тер, они захватили село Имарет-Гарвенд, а также село Умудлу. Таким образом, ими была перерезана дорога ТерТер-Агдере- Кельбеджар. В селе Атерк азербайджанские войска попали в окружение. После нескольких дней боев в окружении им удалось прорваться к своим. При прорыве из окружения погиб замкомандира 703 бригады Юсиф Мирзоев. Армянские войска захватили села Зейлик. Зардахач, Атерк. 22 февраля 1993 года было захвачено село Мехмана. Лишь у Сарсангского водохранилища азербайджанским войскам удалось на время остановить наступление армянских войск. С учётом нехватки резервов, имевшиеся резервы были израсходованы в ходе январского наступления, а части считавшиеся лояльными Сурету Гусейнову (в/ч 123, 143 и 032)были выведены в Гянджу и расформированы по приказу минобороны, многие части бросались в бой без подготовки, сразу после формирования. Естественно попав сразу в ожесточённые бои, такие части по причине своей низкой боеспособности, не были в состоянии оказать должного сопротивления наступавшему противнику. Журналист газеты «Азадлыг» писал, что видел, как 280 солдат, бросив позиции, уходили домой. На его вопрос, почему он ушли с линии фронта, солдаты объяснили тем, что их, не подготовив и не обучив, бросили в бой[6]. 20 февраля в бой были брошены курсанты Бакинского высшего командного общевойскового училища. В документальном фильме А.Невзорова «Геранбойский батальон» показана реальная картина боев, происходивших у Сарсангского водохранилища. В начале марта, армянские войска после небольшой перегруппировки, начали наступление с целью захвата Агдере. 8-10 марта 1993 года ими были захвачены села Касапет, Мецшен, Мохратаг, Неркин Оратаг, Дамирли и Тонашен. Однако, несмотря на сильные атаки, азербайджанским войскам, удалось остановить армянское наступление. Перейдя в контрнаступление вАгдеринском районе азербайджанские войска освободили села Акоп-Камари, Магавуз и высоту Глобус. С 15 марта на линии фронта наступило небольшое затишье. 27 марта 1993 года, после перегруппировки своих войск, армянские войска начали наступление на Кельбеджарский район и 2 апреля 1993 года полностью оккупировали его.

После освобождения от занимаемых должностей 12 февраля 93 года, Сурет Гусейнов вернулся в Гянджу и обосновался в расположении штаба 2 АК и 123 полка. В Гяндже были введены подразделения ВВ, которые окружили расположение 123 полка, был также подготовлен указ о введении чрезвычайного положения в Гяндже. Но, видимо с учётом того, что в Гяндже ещё располагалась 104 ВДД и высокого авторитета С.Гусейнова среди войск и населения, руководство страны не решилось провести операцию по аресту Сурета Гусейнова. Новым руководством минобороны был издан приказ о расформировании 123 полка, одного из самых боеспособных подразделений азербайджанской армии. Симптоматично, что именно 27 марта 1993 года (в день начала наступления армянских войск на Кельбеджар), в Гяндже было закончено расформирование 123 полка. Одновременно началось расформирование других войсковых частей и аресты командиров, которые считались близкими к С.Гусейнову. Так, были расформированы войсковые части №143(артиллерийский полк под командованием М.Гридасова) и № 032(танковый батальон под командованием А.Байрамова). Были арестованы командир батальона специального назначения № 778 В.Мудрак и командир батальона в Агдамском районе Я.Рзаев, а их батальоны расформированы. Таким образом, в самый разгар войны, из-за внутриполитических интриг, руководством страны была устроена чистка командования армии и расформирование многих подразделений. По внутриполитическим соображениям, было сменено руководством минобороны и командование 2 АК, сняты с должностей много офицеров и расформированы боевые подразделения. Как показали дальнейшие события на фронте, эти удары по действующей армии: заявление НФА от 09.02.93, смена руководства минобороны и командования корпуса, аресты ряда командиров, расформирование боевых частей НАА - оказали самое пагубное влияние на ход войны и привели к началу крушения армии и фронта и острому внутриполитическому кризису внутри страны. Все эти причины впоследствии приведут к оккупации Кельбеджарского района, событиям в Гяндже 4 июня 1993 года и к катастрофе на фронте летом 1993 года, когда будут оккупированы 5 районов.

Мамед Велимамедов


?

Log in

No account? Create an account